Виталий Манский: «Я пока еще верю в Россию. Вдруг прилетят инопланетяне и освободят?»(ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ВИДЕО)

Известный документалист  поговорил с Еленой Солодовниковой о телевизионной помойке, зачем снимал фильм о Путине, и почему не спешит получать украинское гражданство.

О заявлениях об аннексии Крыма

Я не делаю никаких заявлений. Для меня существует естественное течение жизни – человек родился,  человек умер,  этот человек подлец, это аннексия Крыма. Да, поступали прямые угрозы: если вы не передумаете, мы сделаем так, чтобы пожалели. Ну и что дальше? Я во многом из-за этого и уехал в Ригу, чтобы такие звонки не поступали. Я не могу передумать.  Ведь это же война. Это смерти людей. За твоим словом следует действие государства. Эти «хазановы», которые сказали: да,  Крым наш. А потом пошли гробы по обе стороны баррикад. Ведь, если погибают украинские солдаты, то трудно не предположить, что никто не погибает с другой стороны. Они же не сами себе вены в окопах вспарывают, а там, куда стреляют – все живы и здоровы? Но в Украине этих ребят  несут днем по улицам, а в России их хоронят ночью, и  их собственные мамы говорят, что сын утонул на рыбалке.

О съемках фильма о Путине в начале 2000-х

–  Я считаю, что сделал важную профессиональную акцию, которая в тот момент наверняка добавила Путину определённые очки, за что я сам сейчас и расплачиваюсь своей жизнью. Но с другой стороны это фильм стал важным документом истории, который будет востребован, интерпретирован. Это кинолетопись.

Я просто пришел к Путину и договорился о съемках этого фильма. Вам придется поверить, что накануне приема фильма самыми высокими чиновниками РФ я пришел в Путину в кабинет, показал фильм, он его одобрил. И на следующий день, когда в Кремле должны были вносить правки и изменения, я по окончании их просмотра сказал: «Вчера видел начальник, ему понравилось».

У него есть определенное обаяние…. Снимая человека, кем бы он ни был, ты с ним переходишь на «ты». Не буквально, конечно, «эй, Вова», но когда ты с героем находишься близко долго(будь это Далай-лама или бабушка из деревни), ты вступаешь с ними в более доверительные отношения. Либо не возможно кино.  Поэтому такие отношения были. Но я никогда не был, путинистом, не был  его сторонником, не голосовал за него и всегда был с ним не согласен. И, кстати, его обаяние, возможно, заключалось в том, что с ним можно было спорить. Очень  много спорил с ним…  Сейчас это невозможные споры.

О том, почему Немцов бы сам себе пустил пулю в лоб, если  бы был избран президентом

– Сама система российской власти, глубоко уходящая в византийскую традицию, она сама формирует человека. Это не вопрос Путина, а вопрос шварцевского дракона. Любой самый благородный, самый чистый, светлый, либеральный, прекрасный, если он отправится на бой с драконом – он его победит, и сам в него превратиться. Допустим Немцов стал бы президентом, как было  рассчитано в 1996 году. Вот поверь те мне, или он бы пустил сам себе пулю в лоб или прыгнул бы со Спасской башни головой о брусчатку(я утрирую конечно) или это был бы не меньший диктатор, царь и самодур. Но Немцов бы, вероятно, спустя два срока ушел в отставку, и свободным волеизъявлением был избран другой человек. В этом отличие кгбиста Путина от демократа Немцова.

О смене гражданства

– Я родился в Украине, это моя родина, я бы поставил для себя это вопрос в случае предложения Украины вернуться. Мы дома это как-то обсуждали, что если мне поступит такое предложение, мы его будем рассматривать. А самому это инициировать не очень корректно. Я ведь даже, когда в Латвию уезжал, то не делал по этому поводу никаких заявлений. И ещё одно важное обстоятельство –  я пока еще верю в Россию, хотя эта вера находится в критической фазе. И я приблизительно понимаю, как все будет развиваться. Но я думаю, но это же безумие! Должно произойти какое-то чудо, все должно рухнуть, так не может быть! Притом, что все идет логически, последовательно и четко. И все равно кажется, что прилетят инопланетяне и освободят планету Х.

О том, почему мало людей смотрят документальное кино

– Мы предлагаем человеку, а его право выбирать. Он может сказать: «Нет, не хочу. Моя голова только для потребления попкорна, я туда больше ничего не хочу впускать. Вот это фильм с аттракционами – все , что я хочу знать  этой жизни. Я не хочу знать про боль, про страдания, про войны, глубинные отношения, не хочу увеличивать свое представление о чувствах.  Не хочу увеличивать диапазон своих вкусовых рецепторов – хочу есть только биг-мак. Я ничего не хочу знать про коллекционные вина, я хочу пить только пиво».

Стоит ли украинским музыкантам выступать в России?

– Это все равно, что спросить, нужно ли целоваться на первом свидании? Если ты действительно чувствуешь, что даже зарабатывая деньги, открываешь людям глаза. И если ты не просто циник конченный,  и с таким же успехом можешь поехать  выступать в концлагерь…. Весь вопрос в тебе – в твоем чувстве,  взгляде, действиях. Как ты поешь, что говоришь, как ты коммуницируешь за рамками концерта. А наложить какой-то запрет?… Искусство в политике, вне политики.  Я плохо разбираюсь в музыкальных течениях, названиях групп.    Если группа приезжает из Киева  и дает концерты так, как будто она из Минска или Челябинска, наверное, это не благородно с их стороны. Низко. Подло. Если же они поют на украинском языке и заставляют весь зал им подпевать – это меняет ситуацию.

О телевизионной помойке

– Стыдно, что моя фамилия находится в истории канала «Рен-ТВ». Это же уже даже не помойка, потому что помойка – это что-то важное, там отходы засыпаются грунтом, перерабатываются. Помойка нужна большому городу. А «Рен-ТВ» этот мусор наоборот из помойки вытаскивает, и переносит к нам  на праздничные столы, в наши головы.

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ ИНТЕРВЬЮ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: