«Червоный»: патриотическое кино без шароварщины

Меня трясло. Дыхание сбивалось. Пульс зашкаливал. Кино, особенно украинское, редко вызывает глубокое эмоциональное потрясение. Обычно, ты смотришь его наметанным глазом, на ходу разбирая по косточкам. «Червоный» – из другого теста. Это цельное полотно, которое окутывает, погружает в себя, вселяет сначала чувство тревоги, затем – страха, а после  – гордости. Гордости за то, что украинцев  в кое-то веки перестали изображать на экране жертвами, забитыми и вечно угнетёнными. Теперь – мы сильные, смелые и бескомпромиссные воины.

«Червоный»  рассказывает о жизни и восстании в ГУЛАГе украинцев. Передать  советский лагерный дух да так, чтобы без фальши. Последний раз на моей памяти это удалось Жолдаку в спектакле «Один день Ивана Денисовича». Тогда он заводил зрителей в зал в сопровождении конвоиров с овчарками, а актеров держал в клетках. Режиссер «Червоного» Заза Буадзе тоже фигурально загнал нас всех за забор, отделяющих свободных людей от безымянных зеков, которых идентифицируют только по номерам. За забор, где правят инстинкты, потому что единственная задача – выжить. Первая часть фильма смонтирована очень короткими, клиповыми кадрами, выдохнуть – некогда. И тот прием себя оправдывает –  ты уже там, вместе с ними – в разваленной шахте, грязном бараке, кабинете лагерного начальника.

 

Главные герои фильма украинский националист Червоный и советский летчик Гуров – вполне осознанная параллель с современностью. Патриот и ватник –  антагонисты,  которые делают попытку найти общий язык  ради спасения. Втянув зрителя в историю, к середине картины, Заза Буадзе сбавляет обороты и  позволяет себе паузы. Когда  начальник лагеря сгоряча убивает выстрелом в голову двоих воров в законе, потому что они посмели  ему перечить, лично мне стало действительно страшно. Было ощущение полной реалистичности.  Потому что было мало слов и много тишины.

К диалогам в фильме есть вопросы. Они порой были натянуты и попахивали литературщиной или  современщиной. Один ответ зэка фразой «Я тебя услышал» – выбил из колеи на пару минут. Впрочем, режиссер не скрывает, что часто приглашал автора сценария Андрея Кокотюху прямо на площадку и заставлял  переписывать тексты на месте. Пожалуй, именно такой свойственный этому сценаристу ремесленный подход к делу – сыграл не лучшую службу. Будем надеяться, что в дальнейшем бюджеты картин будут позволять нанимать хороших диалогистов вместо одного «на-все-руки-кокотюхи».

Между тем талантливая операторская работа Александра Земляного и четко подобранный актерский состав –  сглаживали все сценарные недочеты. Исполнители главных ролей в «Червоном», в основном  найденные в региональных театрах,  – лица свежие, незасвеченные, и что важно, не пережимающие по привычке как на сцене. С учетом того, что картина сопровождается мощной пиаркомпанией, есть шанс, что узнаваемых украинских актеров  уже нельзя будет сосчитать на пальцах.

Отдельного внимания заслуживает финальная сцена восстания в лагере. Она снята захватывающе, с размахом, которому позавидовали бы  и американские продюсеры. К помощи зарубежных консультантов и прибегли – в Украине спецов  для постановки подобных масштабных сцен пока нет. Зато теперь у нас есть кино, за которое не стыдно,  которое не нужно оправдывать «поэтичностью» и «необычным взглядом автора на мир». «Червоный» – просто хорошее патриотическое кино, оно задало планку и доказало, что фильм о борьбе украинцев за независимость не обязательно должен быть поучительным и скучным.