Американский режиссер Чад Грасиа: «Украина – страна Дон-Кихотов»(ВИДЕО)

Призер докуметального фестиваля Sundance рассказал об особенностях подготовки своего нового проекта «Секс в СССР», чемодане с деньгами от продюсера, и почему его новый фильм  на самом деле не об интимных отношениях, а о тоталитаризме.

– Честно говоря, я впервые подумал об этой теме после новостей о Дональде Трампе, которого сфотографировали с проститутками в Москве. Я заинтересовался, что такой компромат реально существует, провел небольшое исследование по поводу секс-шпионажа и быстро понял, что он – не выдумка. И действительно есть специальные курсы, где тренируют шпионов, которые используют секс как инструмент, чтобы компрометировать дипломатов, бизнесменов, политиков. Я быстро понял, что делать фильм именно о Трампе в этом ракурсе будет самоубийством: даже если я найду доказательства, то впоследствии вряд ли закончу пост-продакшн. Но, если говорить серьезно, я считаю, что возникновение секс-шпионажа в 60-х, намного интереснее.

И когда я начал изучать все более подробно, то узнал массу деталей, о которых не подозревал раньше. К примеру, оказалось, что первые десять лет существования СССР гомосексуализм не преследовался законом, и мужчины даже заключали брачные контракты. Я узнал, что политические бонзы заказывали съемку порнографических фильмов специально для себя. Между прочим, первый сексолог в советском союзе был украинцем из Винницы. …. В целом мой фильм вовсе не о сексе, а о том, как тоталитаризм разрушает души людей, их самую интимную часть – сексуальность. Я понимаю, что многие будут разочарованы, но в картине не будет секса как такового.

Я решил снимать фильм о прошлом, так безопаснее – все герои уже умерли, я не наживу себе врагов. Честно говоря, мне казалось, что уже сделали десятки лет на эту тему, но их нет. Я конечно же взялся за это с еще большим запалом!

Если российские тролли накинутся с критикой на мой фильм – я буду счастлив, это  моя цель. Если русские будут злиться, значит, я сделал хороший фильм. Если серьезно, то мы не будем показывать только негатив. Конечно, будем говорить о Берии, как он  насиловал и убивал девочке, прикрываясь коммунистической партией, как щитом. И не только он, но и сотни других чиновников высшего ранга делали подобное, но не были наказаны. Но в целом, мы записываем обычных бабушек  дедушек, их простые истории. Скажем о том, как они находили время и возможности заниматься сексом, живя в коммуналках, где не было никакой приватности? Один участник проекта поделился, что ему приходилось водить свою девушку в парк развлечений, на колесо обозрения, и заниматься любовью там, на самой высшей его точке. Я хочу показать и смешное, и грустное.

– Люди склонны врать, особенно, если это касается секса. Разумеется, какие-то дедушки явно преувеличивали, как много у них было любовниц. И мы не можем проверить эту информацию Но все исторические факты, как например, об Александре Коллонтай, основываются на достоверных ресурсах – на дневниках, мемуарах, письмах. Мы не можем знать, с каким словами Коллонтай бросала своего ребенка, но мы сделаем об этом реконструкцию, как это могло бы быть. И на сайте проекта обязательно укажем, где использовались такие художественные вкрапления.

– В Украине и России о моём фильме «Русский дятел» отзывались примерно так:  мол, мы уже знаем все о Чернобыле, там рассказывают о сумасшедшем художнике. В США был другой отклик. С новым фильмом будет примерно также. Наверняка американцы не знали, что в союзе долгое время не было презервативов и противозачаточных таблеток и из-за этого был самый высокий уровень абортов, многие из которых заканчивались смертью женщины. Но моя основная задача не удивлять фактами, а достучаться до сердец зрителя.

– Самое важное для меня найти таких актеров, которые не наигрывают, выглядят очень натурально на экране. Мне не подходит сериальная стилистика. Когда я смотрел украинское телевидение, то видел совершенно не тот подход  к игре, который нужен мне.  Я сам  работал в театре, и прекрасно понимаю, что там все нужно утрировать – жесты, слёзы. И тогда все будут воспринимать в последних рядах зала. Но мы не хотели видеть на площадке варьете. Не важно – известен ли этот актер в Украине, потому что я рассчитываю на международный рынок. Мы искали людей везде – в кафе, в инстаграм, спрашивали друзей. И, разумеется, у нас есть отличный кастинг-директор. Мы отобрали и известных в вашей стране лица, и обычных талантливых людей. Они все замечательные!

– Когда я получил приз фестиваля Sundance, то это придало мне уверенности продолжать снимать кино. Продюсеры начали читать мои мейлы. Кроме того, я получил возможность путешествовать  по миру, я посетил более сорока фестивалей, встретился там с продюсерами, актёрами.  И, в конце концов, я понял, что нужно сфокусироваться на Украине. В принципе, мой офис там, где мой лэптоп, но мое сердце в Киеве. Так происходит и из-за соображений творчества, и из-за финансовой стороны.

– Кто такой продюсер? Это человек, который приносит тебе чемодан с деньгами. Хотя я не знаю, где есть такие ребята, я бы не отказался от подобного предложения! В моем случае, я сам являюсь продюсером проекта, все деньги поступают с моей кредитной карты. С организационными вопросами мне помогает второй продюсер – Марина Орехова. В идеале режиссер должен фокусироваться только на творческих вопросах. Но это не мой путь. Никто, кроме меня самого не может понять мое видение так, как я сам. Я даже не нанимаю грант-менеджера, чтобы заполнять аппликационные формы, лучше потратить эти деньги на чашку кофе. У меня небольшой продакшн, необходимо экономить.

– В каждом более-менее развитом городе Америки в кинотеатрах демонстрируют десятку лучших документальных фильмов. Конечно, мы никогда не будем конкурировать со «Звёздными Войнами» и «Гари Поттером». Американцы очень любят документалки, мой брат постоянно смотри их на Netflix, не сериалы, а документальное кино. Возможно, лет двадцать назад люди и думали, что документалки – это снотворное для сна. Но сейчас все по-другому. Конечно, если я снимаю о моей бабушке и её коллекции грибов – это неинтересно широкой аудитории…. В конце концов, сейчас такой большой охват потенциальных зрителей, каждый может увидеть твой фильм на смартфоне. Неважно сколько конкретно людей посмотрело твой фильм, главное, что эти люди заинтересовались и нашли твое кино. Кто-нибудь в Китае может  узнать о фильме «Секс в СССР». Это прекрасно! А если хочешь миллионы просмотров – снимай порно. Но если твоя цель – делиться своим внутренним миром, то сейчас чудесное время для производства доккино.

Самая крутая документалка с бюджетом миллион долларов, даже с очень крутым дистрибьютером, в самом успешном прокате соберет не больше 750 тысяч. Если ты  не уйдешь в минус, а полностью покроешь расходы, тебе должны выставить шампанское. Поэтому мой совет начинающим – снимайте фильм за пять тысяч долларов, и вы потеряете только тысячу.

– Политические цели украинской революции не оправдались. Но зажглась новая украинская генерация с таким количеством энергии, креатива и энтузиазма создавать что-то новое. Киев сейчас напоминает мне Нью-Йорк на заре 90-х, когда везде открывались новые театры, галереи, рестораны. Такой  неожиданный шквал! Ошеломительное преобразование, и это немного грустно лично для меня, начинаю испытывать ностальгию. Украина превратилась в огромный творческий двигатель. Сотни людей хотят делать что-то интересное и новое! Я хочу сделать фестиваль в Киевской области, пригласить туда американцев, чтобы они познакомились с украинскими режиссерами, художниками, дизайнерами. Украина – страна Дон-Кихотов, это клёво!

 

Беседовала – Елена Солодовникова