“Російському бізнесу не місце в Україні” – депутати

Ми намагаємося будувати нову Україну. Але часто робимо це… на користь ворога. Так, буквально – для будівництв ми купуємо російськи будівельні матеріали, зокрема гідроізоляцію, рубероїд, кам’яну вату, пенополістірол… Не тільки громадяни – держава купує, під час численних тендерів, які російськи ділки навчилися вигравати попри всі Prozorro – за рахунок десятків компаній-“доньок”. А гроші йдуть прямо у кишені олігархів-сподвижників Путіна, вливаються у розвиток російської економіки.

Технология псевдозрады. Канал «1+1» генерирует фейковые обвинения против «Держкино»

На телеканале стартовал новый сезон очерняющей компании против Госагентства Украины по вопросам кино. Очередная волна негатива основывается на предыдущих «сериях» обвинений, написанных вилами по воде. Журналисты намерено используют в качестве доказательств документы и заявления,  которые давно  потеряли актуальность.  Дальше вы узнаете, как состряпать заказуху на основе ни к чему не обязывающего депутатского запроса.

Не любишь – не продюсируй

Украинский киноистеблишмент возбужден пикантной историей  американского продюсера Харви Вайнштейна.  Осторожно пошучивают, промывают косточки, сочувствуют и, конечно же, примеряют на себя его тяжелую судьбину. А кто бы смог как он? Откровенно говоря, каждый.  И могут. Регулярно. Но не в тех масштабах.

“Сторожевая Застава”: посмотреть ради удовольствия

Каждый раз, когда я предлагаю пойти в кино, мой муж  как мантру повторяет один и тот же вопрос: «А там будут драки или роботы?». Если хотя бы одной составляющей в фильме нет, он делает удивлённое выражение лица, означающее « и что там смотреть?».  Не сложно догадаться, почему раньше супруг украинское кино не жаловал. Фильмов выходного дня с дорогими спецэффектами в стране не снимали по банальной причине – дорого.  Но лиха беда начало, нашлись рисковые продюсеры  – у нас появилось фэнтэзи «Сторожевая застава».

Без Бабкина и без “Солдата”. Реквием юности.

Гримерка. Бильярдный стол. Сергей Бабкин широким жестом хватает бутылку водки и за пару секунд вливает в себя половину ее содержимого. Потом он выходит на сцену маленького захудалого клуба и поет песню «Солдат». Полжизни назад в Харькове я слабо себе представляла, что такое война. Да никто из нас, мать его, и примерно не представлял, что это такое на самом деле и как она может прийти в Украину. Мы  горланили на распев «солджа», потому что нам нравился регги.