Рыжак: Если в отделение прилетит Чубака – он будет лечить по-своему. Мы практикуем медицину

Почему хотят закрыть отделение трансплантации костного мозга «Охматдет»? И причем здесь “корчинские”, “корогодские” и “таблеточки”? Читайте и смотрите в эксклюзином интервью для  force-news.com детского онкогематолога Олега Рыжака.

  • Олег Анатольевич, есть информация, что  ваше отделение с августа расформировывают….
  • После реструктуризации отделения лишаться единого центра, хотя у нас дети получают  общий цикл – диагностика, химиотерапия, трансплантация костного мозга, амбулаторное наблюдение. У нас системообразующая структура для всех региональных подразделений детской службы онкогематологии. Система была построена по образцу немецкой, благодаря этому мы подняли выживаемость детей с 5 до 70 %. Нужно координировать процесс лечения, курировать каждого ребёнка. Сейчас создается ситуация хаоса в ведении пациента – кто будет принимать решение, ставить диагноз, с кем будет консультироваться доктор из областного центра? Подробнее – смотрите здесь:

  •  С чем  Вы связываете решение реорганизовать отделение трансплантации костного мозга в Охматдет? Это глупость или месть вашей команде?
  • И то, и другое. Мы не приняли ситуацию с обеспечением наших пациентов медикаментами, когда начали вводиться гос закупки через международные организации. Мы не против, нам все равно, кто закупает. Но нас интересовало качество препаратов и своевременность поставок. Мы озвучили, что нам задерживают закупки. Мы месяц назад получили две позиции медикаментов за 2017 год! Мы обеспечены на 40% от общей потребности, такого никогда не было.  Сейчас  нет специальной гос программы, есть бюджетный запрос – может быть, может не быть.  А сроки годности…. Мы получили  часть медикаментов  на год, но их сроки годности истекали через два месяца. И нам задают вопрос – почему вы их не использовали, почему остатки на складе? Вы, наверное, родителей, заставляли их в аптеке покупать! Люди добрые, мозг есть?! Нам нужно было голубям их выливать? Естественно, они сгорели за два месяца! Но МОЗу не охота брать на себя ответственность, начали искать крайнего, значит виноваты врачи – “убийцы в белых халатах”.

  • Корчинская борется с нами неистово уже лет  семь, обвиняя во всех грехах – коррупции, вымагательстве, торговле медикаментами. Но при это не было ни обного обращения в правоохранительные органы, ни одна коммисияне обнаружила даже формального напрушения.
  • Чем же Вы не угодили Оксане Анатольевне?
  • Сначала она внедрилась к нам как волонтёр после ёё признания из института рака. Она уговорила главврача создать опекунскую раду (которая ничем не регламентирована) и привела к нам фонд “Таблеточки”. И начались странные вещи: нам начали рассказывать, кого нужно  класть к нам лечиться обязательно, а кого – нет, кого отправлять заграницу на лечение, хотя мы его можем оперировать в Украине. Медикаменты решили закупать на все отделение, а  выдавать по личному приказу волонтёров  определенным пациентам. Я как зав отделения на это не согласился категорически – это же дискриминация, “деление на беленьких и чёрненьких”.
  • То есть люди с улицы везли к вам отделение и начали наводить свои порядки….
  • Попытались…  Начал заставлять нас выписывать  рецепты “чтобы было все прозрачно”, а потом родители эти рецепты отдавали в фонд “Таблеточки”, а те собирали стопку и в ОДНОЙ аптеке их отоваривает…. После того, как влезть к нам не получилось Корчинская резко изменилась. Она уже  не целовалась не обнималась при встрече как раньше, мы вдруг внезапно стали плохими – начали “вымогать деньги за операции и выписку”, и прочий несусветный бред. Оксана оказалась нерукопожатной и не смогла этого пережить. Она снова пыталась подъехать ко мне на хромой кобыле, говорила, что лучшего менеджера для вашего центра вы не найдёте.
  • А у неё есть медицинское образование?
  • Сейчас практикуется постановка людей на должности без образования врача. В принципе в Европе учат на медменеджеров, но они не руководят лечебным процессом, не рассказывают, кого класть в стационар, а кого – нет.

  • Муж Оксаны Корчинской Дмитрий интереса к медицинской тематике никогда не проявлял, но недавно выложил ролик, где женщины обвиняют Вас в поборах и смертях своих детей, случилось все это якобы лет десять назад….
  • СМОТРИТЕ ОТВЕТ НА ОБВИНЕНИЯ:

  • Счетная палата опубликова отчет по поводу  нецелевого использования денег МОЗ для лечения украинцев за границей.Частью аудита стал благотворительный фонд “Таблеточки”. В отчете Счетной палаты речь идет о пациентах, для которых фонд собирал финансовую помощь в 2016–2017 годах. Однако оплату лечения этих же пациентов произвел Минздрав, и клиники вернули около 190 тысяч евро на счета фонда. ) Каким вы видите продолжение этой дурно пахнущей истории?
  •  Если  мы правовое государство или стремимся им стать, то все должны действовать по закону. И администрации МОЗ,  больниц, благотворительных фондов – не исключение. Счетная палата передала информацию в НАБУ и национальную полицию. Если будут заведены дела и суд  признает вину  – обвиняемые должны ответить. Если же процедуры не будут проведены, то мы не строим правовое государство , а только бла-бла-бла на эту тему.
  • Один из членов наблюдательного совета “Таблеточек” Гарик Корогодский написал пост о том, что “пошел накат на них”. Но как можно назвать “накатом” результаты официального аудита?
  • Можно назвать наездом, налётом. Но такая информация есть и правоохранительные органы должны в ней разобраться. И тоже касается обвинения нас во взяточничестве, оно инициируется не первый раз Корчинской. Ну не даем мы ей, чтобы дети по-корчински лечились… Мы их лечим по-медицински. Мы практикуем медицину, а не корчёвщину! И так было, есть и будет, независимо от того нравится это “корчинским” или “корогодским”. Если завтра  в больницу прилетят капитан Соло с Чубакой на звездолёте – они будут делать что-то другое. А мы ту практиковали и будем практиковать медицину, а не политику или коммерцию! А если нас отсюда выдавят , придется оперировать Швондерам – пусть Линчевские и Супрун оперируют детей с онкодиагнозами. Но кроме нас, в этой стране этого никто не умеет. Украина, увы, за все годы независимости не создала условий для расширения этой деятельности.
  • Вы задумывались об эмиграции?
  • Нет, я люблю свою страну, пусть из нее уезжают уроды.