Дмитрий Карп: Автомайдан под руководством Гриценко часто ударяется с разбега в столб

Автомайдан был одной из движущих сил революции достоинства, благодаря которому сплотились представители среднего класса. Колонны сигналящих машин, приехавших в Межигорье к гаранту, стали символом народного гнева. Однако впоследствии сам Автомайдан раскололся на несколько общественных организаций, которые недолюбливают друг друга. О нынешних схемах работы, методах влияния и заангажированности отдельных «автомайдановцев» наш корреспондент поговорил с одним из координаторов движения Дмитрием Карпом.

– Еще во время революции в Автомайдане возникли очень серьезные разногласия и недоверие. Активисты Сергей Хаджинов и Алексей Гриценко фактически спровоцировали ситуацию, когда побили очень много людей в Черкассах. Я и еще несколько человек получили информацию, что нас ждет засада, отговаривали ехать . Но эти двое настаивали на том, что нужно ввязаться в конфликт, играли на эмоциях. Когда уже поехали, мы звонили им – отключили телефоны. Почему так вышло? Либо глупость,   либо преднамеренная провокация. В тот же день произошла попытка рейдерского захвата Автомайдана. Алексей Арестович с группой поддержки пришёл якобы наладить роботу организации, когда большинство участников движения уехали. После этого произошел грандиозный скандал и серьезный раскол Автомайдана. У меня есть серьезные основания полагать, что все это было задумано преднамеренно, учитывая то, что Арестович долгое время работал пиартехнологом у Анатолия Гриценко , отца Алексея.( Анатолий Гриценко – экс-Министр Обороны Украины, депутат Верховной Рады нескольких созывов – прим. ред)

Алексей Гриценко

– Со стороны отколовшейся части Автомайда в вашу сторону звучат упрёки, всевозможные обвинения в использовании имени организации в корыстных целях…

– Я им редко отвечаю, не мой уровень. Собака лает – караван идет. В их части Автомайдана по-прежнему много нормальных людей. Я никогда ничего не скажу плохого про Катю Бутко – бесстрашная, патриотичная девочка. Но порядочные люди слепо верят руководству, которые их используют в своих целях. Давно налажены схемы взаимной поддержки. Не тяжело связать ниточки между НАБУ, Шабуниным и Автомайданом. В НАБУ есть общественный совет, Лёша Гриценко его глава, там нет случайных или чужих людей, выборы в этот совет проходили формально – на сайте голосования нет привязке к личным данным, номеру телефона. В результате был сформирован такой «ручной» совет из грантовых организаций, подконтрольных Шабунину. Это не реальный инструмент для уничтожения коррупции, а попытка сделать вид, что она происходит. Все эти «борцуны» с коррупцией не генерируют ничего, кроме скандалов. Грантовую публику устраивает подмена понятий. Покажите мне, пожалуйста, какие вы подали законопроекты, какие дела довели до логического завершения, проследили за судами.

Виталий Шабунин

– Кстати, Автомайдан под руководством Гриценко начал активно поддерживать некую организацию PROSUD, на их сайте выкладывают досье на отдельных представителей Фемиды, которые не приглянулись общественникам.

– На этот проект были выделены международные гранты, не исключаю, что их получению способствует Шабунин. В принципе, сама по себе инициатива PROSUD – неплохая, но зачастую они переходят черту, с их стороны устраивались откровенные провокации.

– Что значит, «переходят черту» ?

– Недавно была ситуация, которую начал раскручивать Автомайдан, связанная с судьей Мальвиной Даниловой. Ёё обвиняли в том, что она якобы не задекларировала роскошный дом. Потом выяснилось, что к дому она отношения не имеет, он принадлежит ее молодому человеку, с которым она начала не так давно встречаться. Как выбирали жертву? Есть принципиальный момент – судьи, которые принимали неправомерные решения по поводу майдановцев. Но с какой стати предъявили претензии к судье Хозяйственного суда, которая не имела к этому никакого отношения? Причем, автомайдановцы были так настойчивы, что даже приехали с конкретным требованием, – снять кандидатуру с конкурса в Верховный суд? На мой взгляд, ситуация конкретно с Даниловой – это чистой воды подыгрывание или продвижение. Очевидно, что таким образом отстаивают чьи-то интересы. Вопрос – кто эту деятельность финансирует. Вероятно, это челочек или группа лиц, которые продвигают своего кандидата в Верховный суд. Сейчас идет серьезная борьба за влияние на судебные ветви власти, между Аппаратом Президента и Министерством Юстиции. Позднее, станет ясно, кто на чьи интересы работал. И это уже далеко не первая ситуация, когда Автомайдан ударяется с разбега в столб.

Мальвина Данилова

– В коррупции сегодня можно обвинить практически любого чиновника, было бы желание. Кто в Автомайдане решает, к кому именно ехать и предъявлять претензии?

– Лёша Гриценко делает руками своего соратника Сергея Хаджинова то, что не хочет или боится делать самостоятельно. Гриценко – грамотный, но трусливый. У него есть отец с амбициями политического лидера. Не хорошо лишними засветками портить папе и без того подпорченную репутацию. С Хаджиновым довелось дотаточно близко столкнуться во время Майдна, и у меня о нем сложилось не самое лучше впечатление, как о человеке, способном на непорядочные манипуляции. Хотя, повторюсь, без команды Алексея Гриценко в Автомайдане ничего не делается, это железный факт.

Дмитрий Карп

– Как вы в целом относитесь к довольно поднадоевшей теме штурма особняков, громких акций под высокими заборами? Насколько они сейчас эффективны?

– «Улица» уже не может быть способом достижения цели, мы использовали этот метод борьбы, но он оказался только прививкой для власти и не принес ожидаемого результата. Сегодня нужно искать другие методы. Улица – лишь крайняя мера – антураж для привлечения внимания СМИ к проблематике и конкретным способам решения. К сожалению, медиапространство и медиапотребители требуют ярких картинок, но создание этих картинок лишь для самих картинок – фальш и иммитация, и люди это чувствуют. Те же судьи – грамотные и подкованные в плане законов люди, и бороться с ними можно только в правовом поле. А назойливое поведение, оскорбления – могут в дальнейшем сослужить не самую хорошую службу.